iphs (iphs) wrote,
iphs
iphs

Category:

Прекращение ежедневной Жертвы - признак настатия антихристова воцарения.

Если согласиться с тем, что спасительная вера была на Руси до Никона и дораскольные книги истины, то основной признак антихристова пришествия и кончины мира - прекращение ежедневной Жертвы (Евхаристии).

В 70-х годах 17-го века ежедневная Евхаристия по дораскольному чину перестала совершаться совершенно на десятилетия.

О том бо Хрисостом святыи глаголет, яко антихрист прежде пришествия своего учинит. Яко везде жертвенники, и истинную жертву истребит, и кумир свой на святом месте поставит. Уже бо сицевое мерзостное запустение посланнии от него лжепророцы начинают. и от того познаваем яко уже близ есть день Господский. егда бо запусте последняя жертва вседневная уставленная в церкви Соломони, яко же о том запустении в Евангелии глаголано, так же и Даниилом пророком реченное, паки сбыстся и совершися и скончася власть иудейская, и церковь раззорена. Тако же будет в запустении нынешняя святая жертва, иже не во храме Соломони, но якоже по всему миру уставлена есть. И не токмо везде и всюду, но и в начальной церкви апостольской во Иеросалиме жертву истинную в запустение введет, и свою злую мерзость на месте святе поставит.
Кирилова книга лист 32 об.

Зриши ли яко мерзость запустения не есть Свята жертва любезна и приятна Богу, но спустошения ея еже соделает антихрист пред пришествием Господним, свой образ на то место поставивши. И уже сие спустошение посланнии от него ложнии пророцы начинают, и от сего познаваем яко же уже день Господень близко. ибо егда бысть спустошена последняя жертва вседневная в церкви Соломонове уставленная, о коем спустошении такожде Господь в Евангелии глагола, и Даниил пророк, абие преста, и скончася царство иудейское, и храм разорися. Такожде егда будет спустошена сия святая жертва, еже не в церкви Соломонове, но по всей вселенней от востоку солнца и до западу его по словеси пророческому от Господа в церкви его повелена, тогда и мир скончается.
Св. кн. Апостоле толковом на листу 549—50.

Во время осады в Соловецком монастыре перестали молиться за царский дом и совершать Литургию:

"он де Никанор (архимандрит), ходя по башням, пушки кадит, и водою кропит и называет их "матушками галаночками, на вас де у нас надежда"; и ныне де ходит по башням безпрестанно, и по воеводе и по ратным людем стрелять велит; а святых Таин не причащался он, Никанор, лет с пять. А в прошлом де во 182 году, декабря в 28 числе, был у них в Соловецком монастыре черной собор, чтоб за великого государя богомолие отставить..."
(Отписка воеводы Мещеринова царю Алексею Михайловичу о выходцах из осажденнаго Соловецкаго монастыря, с приложением их распросных речей. 1674 г. октября 23. Субботин, Материялы для истории раскола.., т. 3, Акты относящиеся к истории соловецкаго мятежа, стр. 337-338).

"в церковь Божию не ходят, и на исповедь к отцом духовным не приходят, и священников проклинают и называют еретиками и богоотступниками; а исповедаются промеж собою у белцов, и помирают без покаяния и без причастия, и в ямы их кладут без отпеванья священническаго...А священницы де два человека, Леонтей да Селивестр, которые в монастыре остались, в церковной службе отказали...а архимарит де Никонор говорит: "мы де и без священников проживем, и в церкви де часы станем говорить, а священницы де нам не нужны". И они воры божественнаго пения и за великаго государя богомолия и слышать не хотят; а которые де миряне к их воровству не приставают и с ними креста не целуют, и они де воры тех людей хотят порубить…"
(Там же, стр. 341-345).

О том как было на Ветке и о попе Феодосии:

"И по сих прииде еще некий поп из Белева, именем Стефан, такожде, якоже Козма, имея на себе крещение и поставление старое, муж великия ревности благочестия исполнь, взыскуя себе тихаго и безмолвнаго жития, всякаго покоя телеснаго и славы бегая. Тем (времени зовущу) службу по обычаю простых для собрания творяше, литургии же никакоже касаяся, и ниже прочих таин действоваше, новая же тако ненавидя, яко аще бы кто к нему от таковых крещен пришел, не второкрестя на общение не приимаше, новорукоположенцов за освященныя не вменяше, и детем о них впредь запрещаше...И тако усоветоваша, — поидоша и поселишася во области пана Халецкаго, при реце Ветки. Стефан насельник бысть ту, идеже последи монастырь и цер-ковь бе, а Козма на край слободы Кехальцу [к Халцу]. И сице уселившися, на молитву кийждо со своими в храмех простых собирахуся, и пение церковнаго чина кроме литургии совершаху.

Но грядем к сказанию о Феодосии иереи [на поле: А сей Феодосий в Великороссии новокрещенныя повторяше]. Кой Феодосий бяше крещения и поставления древняго: рукоположен бо бысть Иосифом патриархом московским, во град Рыльск, в церковь Василия Неокесарийскаго, Никольскаго монастыря. Утеснен же быв тамо новодогматных введением, отшед оттуду, прииде на Донец реку, и живяше тамо в пустыни. Некогда же ему ехавшу с трудником своим по Донцу, впаде в руки Белогородскаго архиерея розсылным. Они же, емше его, представиша архиерею. И той, много нудився привести его к новопреданиям, но не возможе: посла его к Москве к патриарху Иоакиму, идеже отдан бысть в градский суд. И тамо томим муками и принуждаем, не покорився, послан бысть в ссылку под начал в монастырь Кирилов. Седев седмь лет в темнице нужней и водней, от уныния писаше книги, которыя тесноты не стерпев, склонися к новотворным догматом (на кои присяги еще не бяше), и приставиша его ко чтению синодика. Малу же времени в том минувшу, тайно подъехаша нецыи, увезоша его в Поморье, а оттуду в Керженец, на Белмаш. И сущии ту от иноческаго чина молиша, да не оставит их при духовной нужди. Он же отрицаяся сего дела, предлагая им оно к новотворным пристатие. Тии же, припадающе к ногам его, просяще его со слезами, обще вопиюще к нему: на нас буди грех сего падения, о отче! Видев же он всеусердное тех моление се и слезы, преклонися на прошения их, и в нуждах крещения, исповедания и постригания не оставляше их.

И по некоем времени съехав от них в Калугу, и тамо в праздной церкви, в день великаго четвертка, нощию литургию совершив, и ко удовлению причастия агнец запасный сотвори.

Уведано убо бысть о сем Феодосии на Ветке, яко в Калуге пребывает: нужды ради своея великия, от общаго совета послаша некоего инока искуснаго Нифонта в Калугу просити сего Феодосия граматами, да приидет на Ветку, предлагающе ему народное собрание и великия свои нужды во иерействе. Нифонт с посланными граматами достиг града Калуги, подаде Феодосию сия, к ним же и просительная своя словеса приложи. Соизволи прошению их Феодосий, — прейде от Великороссии в польскую область, идеже радостными приветствы возблагодариша приход его к ним, и вси радостное торжество о нем сотворяюще, всяко место и всяк дом радостное возглашающе, ликующе купно и веселящеся на вступлении того, вси увядшии печалию весело хождаху.

Пришед убо на Ветку сей Феодосий, видев мног народ стекающся на общую молитву, и толико, яко оной новопостроенной церкви не вмещати их, приложи радение и повеле оную церковь, Иоасафом соделанную, в длину и в ширину под крыльями распространити. И тако разширенне ей бывши, проси Феодосий калужан, да обретающийся церковный канастас [иконостас] и со олтарными дверми купленныя, от построенныя церкве царя Иоанна Васильевича оставшиися, в новосоделанную церковь на Ветку пришлют. Они же по просьбе его присланным от Феодосия вся сия вдаша, ими же Феодосий изрядно украси церковь.

И сице украшенной церкви бывши, призва Феодосий от Рыльска брата своего, попа белаго Александра, новоставлена, его же последи во иноческий облече образ, и еще другаго попа белаго же, новое поставление имуща, именем Григория, от Москвы призва. И с сими двома, без диакона, Феодосий освяти церковь, во имя Покрова Пресвятыя Богородицы [На поле: посвящена бысть ветковская церковь лета 7203 г.], в ню же антиминс положен бяше оный, кой Мелания старица Белевка привезла еще ко Иоасафу попу. Неции о сем антимисе глаголют, яко на оном антимисе не бяше еще написания, внегда Феодосий храм освящаше: тогда и подписан бысть; а подписал его, сказуют, Афанасий уставщик сице: Освятися олтарь священноиноком Феодосием, и прочая.
На толикую убо славу новоосвященныя церкве вси народы во всех странах радости исполнишася, на ню же отвсюду приходяще людие, видети толикий храм церкве желающе, его же ради и паче людие, оставляюще домы, в толикий путь труды восприимаху: господие честнии о зданиях своих вознерадеша, и госпожи честныя течаху на оное жительство, девы отхождаху родителей своих, на вечную чистоту вдающеся, иноческим одеянием покрывахуся. Откуду безчисленными народы наполнися ветковское жительство, и аки град велик в населении тех явися. Но яко толику множеству стекшуся народа, мирское житие проходящим, велия наста нужда в тайне брака: чесо ради от общаго совета послаша некоего старца в Калугу, и оттуду привезоша Бориса белаго попа, такожде крещение имуща старое, а рукоположение новое. И сего священноинок Феодосий благослови церковныя тайны по древнему совершати, кой поп в Ветки многое время пожив, прейде оттуду в Воронок слободу.

По сем умре священноинок Феодосий, старости достиг глубокия. Похваляют его нецыи нравы, яко бяше смирен и благоприятен, прост, зависти лишен, мира церковнаго хранитель, един порок имея, во еже от немощи долговременныя темницы, для слободы, к новым догматом пристати, при сем же и новорукоположеным дверь отверсти и начало подати оным священнодействовати, откуда поступающии по нем уже и новокрещеных и новорукоположеных попов приемлют, и дают власть священная деяти, не яко прежнии иереи. Обаче сей Феодосий, якоже и прежнии, новотворных крещение повторяше своим крещением и в сем согласоваше древним иереем, пред ним бывшим. Настоящии же по нем, в приеме хиротонии новых согласуют Феодосию, а в крещении новотворных иначе поступают.
По Феодосии оста Александр, и друзии новорукоположеннии. И на сих преста древняго рукоположения иерейство. Показуется же от граматы Александра диакона, яко во дни Феодосия и миро древнее окончася, о чем пространное имеется послание".
Иван Алексеев. История о бегствующем священстве.

"Через десять лет по основании, Ветка сделалась средоточием всей поповщины, как бы ее митрополией. Это случилось вследствие переселения сюда из Керженских скитов черного попа Феодосия. Много странствовал на своем веку этот человек. При начале церковного раздора ушел он из Рыльского монастыря на Донец, но был пойман, судим и, по лишении сана, заточен в Кирилловом Белозерском монастыре. Здесь сидел Феодосий семь лет и обратился к церкви, но, когда его заставили читать синодик и дали ему некоторую свободу, он бежал в Поморье, а оттуда в Керженские леса, где, вместе с пошехонским дворянином Федором Яковлевичем Токмачевым поселился сначала на Белмаше, а потом в скиту Смольяны, который был тогда центром всего Керженца и Чернораменья. Прежде жил тут Дионисий Шуйский, у которого был довольный запас мира и св. даров, освященных еще при патриархе Иосифе. Это возвысило Дионисия на степень главы старообрядчества, а жительство его, Керженец, сделало как бы митрополией всех последователей поповщины. Не имея ни антиминсов ни одиконов, — ни Дионисий ни другие попы, уклонившиеся в раскол, не могли служить литургий, и тот, у кого было более старых запасных даров, делался самым влиятельным человеком. За дарами приезжали на Керженец издалека, и повсюду распространялась слава Дионисия и Керженца, в то время еще не разделившегося на секты. Феодосий около 1690 года сделался преемником Дионисия и вместе с Токмачевым правил всем Керженцом: собирал соборы, распространял и поддерживал раскол, и этим обратил на себя зоркое внимание правительства. Начались розыски. Токмачев был арестован, его судили и сожгли, а друг и собеседник его Феодосий успел бежать в Калугу. Смольяные были разорены дотла. Это было в 1694 году. Феодосий, не имея при себе ни мира, ни запасных даров, которые при скором бегстве оставил в Смольянах, чувствовал, что он лишился влияния на старообрядцев; что слава его, как главы раскола, миновала. В Калуге представился однако ему счастливый и совершенно неожиданный случай поправить дела. Выше сказано было, что старообрядцы в то время нигде не служили обедни, и что у них повсюду чувствовался крайний недостаток в святых дарах.

В Калуге стояла одна ветхая церковь Покрова Богородицы. Много лет уже не отправлялось в ней, за ветхостью, церковной службы, но церковь не была нарушена: в ней был и престол и антиминс, освященные еще при патриархе Иосифе, и иконостас времен Ивана Грозного. Старик Феодосий, уже более полувека не служивший обедни, изыскал случай ночью, в великий четверток 1695 года, совершить в этой запустелой церкви литургию и освятить запасные дары. Все сделано было сообразно требованиям самых строгих ревнителей старого обряда. В дониконовской церкви, на дониконовском антиминсе, дониконовского рукоположения священник совершил литургию по старому «Служебнику». Святость даров, освященных Феодосием, была для всех несомненна; даже самые беспоповцы просили у него совершенных им даров. Феодосий разослал частицы их по всем сторонам, где жили старообрядцы, и его падавшая было слава возникла в новом, большем прежнего блеске. Осталось неизвестным, каким образом Феодосий получил доступ в калужскую церковь, но полагать надобно, что тут действовали деньги, ибо вскоре после того Феодосий сделался владетелем Иоанновского иконостаса, сто лет с лишком находившегося в калужской церкви, в которой удалось ему отслужить обедню, доставившую ему столько славы и влияния. В русских пределах с такими приобретениями Феодосию оставаться было небезопасно; розыски его не кончились. За литовским рубежом было невпример надежнее и безопаснее. На Ветку усердно звали его тамошние старообрядцы, сведав, каким сокровищем он обладает. Ветковские отцы послали искусного старца Нифонта и других в Калугу с просительными письмами к Феодосию, приглашая его к себе на жительство. Феодосий согласился и в 1695 году перешел литовский рубеж и явился на Ветке, «вси же радостными приветствы возблагодариша приход его к ним и вси радостное торжество о нем сотворяюще, всяко место и всяк дом радостное возглашающе, ликующе, купно и веселящеся на вступление того, вси увядшие печалию весело хождаху».

Посмотрел Феодосий; видит — ветковская моленная мала, не может вмещать всех богомольцев, ибо с каждым днем население тамошних слобод увеличивалось бегавшими за границу старообрядцами. И велел ее распространять. Обрадованные ветковцы живо схватились за топоры и в несколько дней срубили из дубового леса большую церковь. Феодосий поставил в ней калужский иконостас и вместе с двумя попами — родным братом своим Александром и приехавшим из Москвы Григорьем — освятил церковь во имя Покрова Богородицы, на антиминсе, который был на Ветке еще до водворения в ней Феодосия. Предшественнику его, ветковскому попу Иоасафу, привезла этот старинный антиминс, по всей вероятности, выкраденный из какой-нибудь православной церкви, старица из города Белева, по имени Мелания. Это была первая раскольническая церковь, и литургия, совершенная тремя попами в день освящения ветковской церкви, была первая раскольничья обедня.

Ветка с церковью и обеднями стала быстро возвышаться, толпы за толпами приходили на берега Сожи. Русские старообрядцы вскоре населили здесь четырнадцать больших слобод. В них было до сорока тысяч жителей. Явились монастыри, мужские и женские. Миряне занимались торговлей и управлялись выборными людьми. Феодосий сделался главою всей поповщины; он рассылал благословение и святые дары по всем общинам, принимал беглых от господствующей церкви попов и рассылал их по разным местам. Нигде не могли принять попа без благословения настоятеля ветковской Покровской церкви. Самый Керженец преклонился перед Веткой: туда, в это бывшее дотоле средоточие всей поповщины, Феодосий посылал грамоты, как власть имеющий. Недоставало мира: старое, иосифовское, старообрядцы разбавляли деревянным маслом. Через полвека и разбавленного таким образом было очень мало. Феодосий сварил и миро.

Мельников-Печерский. "Очерки поповщины".

Tags: антихрист, цитатник
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment